Category: наука

Розовый слоник

Верхний инфопост



Здравствуйте, дорогие читатели! Меня зовут Марина Андронова (раньше я была Марина Волохонская), я психолог-консультант, имею сертификат гештальт-терапевта, увлекаюсь лакановским психоанализом и исследую всякие интересные психологические штуки, связанные с языком и речью. Кроме того, у меня одно время было хобби - вести здоровый образ жизни, получая от этого удовольствие. На эту тему у меня есть изрядно подзапущенный отдельный блог.

Все содержательные посты в этом жж - открытые. Многочисленные маленькие наблюдения и прочие текущие новости моей жизни, которые не оформлены в виде длинных жж-постов, можно почитать в контакте. Для фанатов твиттера они дублируются в твиттере. И в фейсбуке. Ну, в общем, куда ни плюнь, везде мои многочисленные маленькие наблюдения и новости, да.

Розовый слоник

Феномен лиминальности и Елена Евгеньевна Сапогова

На этих выходных я была на семинаре Елены Евгеньевны Сапоговой, доктора психологических наук из Тулы. Семинар был посвящён лиминальности - в теоретическом и прикладном, для работы с клиентами, аспектах. Время на семинаре пролетело для меня весело и хорошо. Я повидалась с коллегами, вдоволь навалялась на полу, попила всякого разного вкусного чаю и приобрела большое количество знаний о лиминальности, а также обогатила свой запас терапевтических баек. Основные впечатления от содержательной части семинара следующие.


  • Теоретическая база вопроса простроена нечётко. Термины плывут. Например, неясно, где заканчивается область феномена лиминальности и начинается разговор о психотерапии вообще. Переход от одного к другому постепенен и, видимо, не особенно заметен ведущей. Видимо, это свойство большинства концеций российских учёных, интересующихся феноменологией. Они почему-то думают, что если речь идёт о феноменологии, то стройность мысли, в общем-то, дело десятое.

  • На второй день мы ознакомились с опросником, выявляющим лиминальность. Опросник этот на самом деле не совсем опросник — он никак не обработан статистически. Это такая анкета, используемая для того, чтобы начать разговор с клиентом. Состоит она при этом из ста с лишним пунктов. В каждом пункте есть варианты «а» и «б». Варианты «а» всегда «лиминальные», варианты «б» всегда нет. Лично у меня на десятом пункте возникло ощущение, что мне очень хочется найти на бумажке кнопку «проставить везде а» и тем самым закончить бесславный труд по заполнению этого талмуда.

  • Нет ВООБЩЕ никаких отсылок к клинике. Это даже не антипсихиатрия, это круче. Рональд Лэйнг, во всяком случае, знал слово «шизофрения» и умел им пользоваться в соответствующих контекстах. Относительно Елены Евгеньевны у меня сложилось такое впечатление, что клинических слов она либо не знает, либо не любит, либо считает неприемлемым пользоваться ими, когда речь идёт о феноменологии и экзистенциальном подходе.

  • Есть много всяких философских терминов. Философский словарь в моей голове стал бы значительно толще при одном условии — если бы я считала нужным их запоминать.

  • Было рекомендовано много всякой любопытной художественной литературы. К сожалению, я не успела записать все названия. Но парочку успела уловить. Из перечисленного я опознала только одну книгу — «Гиппопотама» Стивена Фрая. Из чего сделала вывод о том, что литературный вкус Елены Евгеньевны хотя бы отчасти совпадает с моим.

  • Сама Елена Евгеньевна Сапогова — большая, круглая и, наверное, добрая женщина. Во всяком случае, она была добра к заглянувшим на секунду в помещение детям, которые занимались танцами поблизости, и назвала их котятами. Ещё у неё довольно приятный звучный голос, и в целом она напоминает учительницу начальных классов. Моя мама, земля ей пухом, частенько говаривала, что хороший человек — не профессия. Но в случае Елены Евгеньевны, думаю, дело не совсем так. Предполагаю, что целый ряд людей, испытывающих лиминальные состояния, подуспокоился и пришёл в себя в её присутствии. Кроме того, ей не чуждо любопытство к конкретным техникам и алгоритмам психологического консультирования. О вопросах, связанных с консультированием, она говорит чётче всего.

Затрудняюсь сообразить, хотела бы я порекомендовать участие в таком семинаре, и если да, то кому именно. Решайте сами, друзья мои. Лично мне там было очень даже неплохо — но мне сейчас хорошо везде, куда бы меня ни занесло. Главное, чтобы там было достаточно тепло, достаточно сухо и было где вытянуть ноги.

Запись Феномен лиминальности и Елена Евгеньевна Сапогова на моём сайте

Розовый слоник

И ещё про пресловутые анаграммы

Решение анаграмм, тех самых, про которые я писала вчера, меня заинтересовало. Потому как мне думается, что его эффективность напрямую связана с работой сознания. Расскажу почему.

Условие: за ограниченный промежуток времени (не сказали, какой) требуется решить как можно больше анаграмм. Кажется, в общей сложности мы решали их 10 минут. Плюс-минус.
раяиеравшнокамднри
лбкоркдетилгнизоме
упксашнррирбкадоле
гиарлфжаколкбуинак
тигоргпуапторктыак

Из этих анаграмм я за те десять минут решила семь верно и две неверно. В одной из двух неверных просто не заметила одной буквы, в другой написала тоже верное слово, но не то, которое было предусмотрено условиями задачи.

Потом нам было сказано ещё кое-что. Нас спросили, не заметили ли мы какую-то закономерность в решённых нами анаграммах. Я никакой закономерности не заметила. Но спустя пару часов, уже перейдя к другим занятиям, я для интереса снова взглянула на эти анаграммы и УВИДЕЛА ЗАКОНОМЕРНОСТЬ. А потом, естественно, за минуту решила их все.

Вот мне теперь интересно, будут ли значимо отличаться результаты решения таких анаграмм:
а) на время без указания точного количества времени для решения задачи и на время с указанием, например, что дано 10 минут;
б) с указанием того, что в анаграммах есть закономерность, и без указания этого, как решала я.

Дело в том, что у меня такое сильное подозрение (гипотеза то есть), что пресловутые же числовые последовательности я решила почти все, потому что:
а) я знала заранее, сколько у меня времени (7 минут, не больше, не меньше);
б) я знала, что там есть закономерности, у каждой последовательности своя, и что их надо найти.

Вот такая прикольная схема исследования.